Люди это такие создания, в которых заключено и добро, и зло с самого начала. 7 страница

Это произошло во время финального состязания среди предыдущих элитных мечников, что проходил в третьем месяце этого года. Солтерина-сэмпай была оттеснена могучим мечом старшины Уоло и упала на колено, совсем как Кирито прямо сейчас... но вот потом —

— У... ооо!!! — снова прорычал Кирито. Пылкое изумрудное излучение полилось от чёрного меча, озаряя собой всю комнату. Второй удар одноударного секретного движения.Лихое движение, которым Рина-сэмпай одолела Уоло в последнем матче.

Обычно различные секретные движения прерываются, если их проведение будет нарушено. Только в ситуации, когда меч сохраняется в необходимом положении, продиктованном траекторией секретного движения, можно было сохранить это движение куда дольше. Заметив Люди это такие создания, в которых заключено и добро, и зло с самого начала. 7 страница это в битве между Кирито и Уоло, Рина-сэмпай смогла освоить это за каких-то полмесяца. Второй удар секретного движения стиля Селюрут Вихревого потока.

Кирито был камердинером Рины-сэмпай, но поскольку она окончила академию сразу после того матча, у него не было времени на то, чтобы обучиться этому приёму напрямую у неё. Другими словами, Кирито смог освоить навык своего наставника, лишь раз взглянув на него.

Воистину, именно такими должны быть отношения между элитным мечником и камердинером.

Воистину, в этом заключалась сущность его меча.

Слёзы потекли из левого глаза Юдзио. Вызваны они были тем, что Юдзио был чрезмерно тронут великолепием увиденных навыков, а Люди это такие создания, в которых заключено и добро, и зло с самого начала. 7 страница также сожалением, что он не потренировался на мечах ещё немного. В центре его замутнённого взора Кирито выполнил ещё один Вихревой поток, разрубив меч Райоса на идеальные половины.

Обе руки старшины элитных мечников были отрублены и улетели чуть в сторону — отрублены вместе с запястьями.

Отпрыгнув назад и приземлившись на ковёр, Райос любопытно стал смотреть на нижнюю половину своего меча с рукоятью, которую обхватывали его руки, что катились по полу не так далеко от него. Потом он перевёл взгляд на оставшиеся при нём культи. Белые руки, торчащие из его длинной красной одежды, были ровно отрублены ниже локтя. Внезапно из гладких ран Люди это такие создания, в которых заключено и добро, и зло с самого начала. 7 страница хлынул поток свежей крови, пачкая грудь и живот Райоса тем же цветом, что была его длинная одежда.



— Не... НЕЕЕЕЕТ!!! — разразился пронзительным криком Райос, распахнув глаза и рот настолько широко, как он только мог. — М-мои руки! Мои рууууки!!! Кровь, тут кровь!!!

Похоже, Райос, велевший Ванбеллу перестать суетиться и остановить кровотечение, когда левая рука того была отхвачена Юдзио, не мог сохранить спокойствие, когда его постигла та же судьба. Его вытаращенные глаза бегали по комнате туда-сюда, пока не приметили скрюченного на полу Ванбелла, и тогда Райос спустился к нему на колени.

— Ванбелл!!! Кровь!!! Останови кровь!!! Развяжи свои верёвки Люди это такие создания, в которых заключено и добро, и зло с самого начала. 7 страница и перевяжи меня!!!

Похоже, что даже Ванбелл, который всё время вёл себя словно подручный Райоса, не мог так просто подчиниться такому приказу, как и ожидалось. Сжимая свою левую руку, перемотанную красными нитями, Ванбелл слабо затряс головой.

— Н-нет! Если развязать их, моя Жизнь снова будет падать!

— Что ты сказал?! Ванбелл, ты хочешь, чтобы моя Жизнь...



Однако Райос прервал свою речь на том моменте.

Два тяжа из шёлковых нитей, которыми изначально были связаны Тейза и Рони, теперь были повязаны на левой руке Ванбелла. Обе эти нити должны быть использованы, чтобы остановить кровотечение из обеих рук Райоса. Однако из раны Люди это такие создания, в которых заключено и добро, и зло с самого начала. 7 страница, что ещё не вылечили, снова хлынет кровь, если отвязать эти верёвки, и Ванбелл продолжит терять Жизнь. Снижение Жизни другого человека без законной причины или без разрешения этого человека это несомненное нарушение Индекса табу.

— Но... моя кровь... Ванбелл, ты... табу... но... моя Жизнь..., — перебирал бессвязные слова Райос надрывным голосом. Его взгляд беспокойно блуждал между потоком крови, который всё ещё шёл из его ран, и шёлковыми бечёвками на раненой руке Ванбелла.

Райос Антинос, наследник знатной семьи третьей ступени, оказался загнан в ситуацию, в которой ему приходится выбирать между «своей жизнью» и «Индексом табу». С его непомерной гордостью собственная жизнь была для него куда Люди это такие создания, в которых заключено и добро, и зло с самого начала. 7 страница важнее. Однако в то же самое время он не мог пойти против абсолютного закона, Индекса табу. Если он сделает это, он станет таким же гнусным преступником, как и Юдзио, которому он самолично собирался отсечь голову.

— Аааа.... табу... жизнь... кровь... табууууу...

Подошедший к всё ещё орущему Райосу был Кирито. Остановившись в двух мэру от него, Кирито первым делом потянулся к Тейзе и Рони, которые всё ещё лежали на кровати, прижавшись друг к дружке. Он прикоснулся к их плечам, словно успокаивая, и после короткого кивка стал развязывать шёлковую верёвку, которой была связана верхняя часть тела Рони. Видимо, он собирался Люди это такие создания, в которых заключено и добро, и зло с самого начала. 7 страница перевязать ей раны Райоса, но узел был завязан слишком крепко. Когда он таки смог развязать его, неистовство, в котором пребывал старшина элитных мечников, ещё больше усилилось.

— Кровь... табу... жи... та... зи... да!..

Когда Райос дёрнулся назад всем телом, и из его рта посыпались невразумительные слова, Кирито наконец отвязал верёвку и направился к нему. А затем.

— Зизнь... дабу... зизнь... дабу... зииии..., — голос Райоса зазвучал со странными примесями. Такое ощущение, что это больше походило на рёв зверя, а не человеческую речь, или даже на завывание механизма, который вышел из строя.

— Зи, зи, зи, зи, зинь, зинь, зинь, зинь...

Внезапно его голос Люди это такие создания, в которых заключено и добро, и зло с самого начала. 7 страница оборвался. Райос Антинос упал назад с тяжёлым ударом. Кровь продолжала хлестать из его ран, и можно было подумать, что у него ещё осталась Жизнь, но Юдзио интуитивно догадался, что Райоса больше нет в числе живых.

Даже Кирито был ошеломлён, его лицо выражало страх, как и ожидалось, в это время Тейза и Рони широко раскрыли глаза и пытались развязать верёвки, что ещё сковывали их. Ванбелл неуверенно подступил к Райосу и заглянул в его лицо, закинутое назад.

— Иииик! — незамедлительно из него полился крик с примесью страха. — Райос-доно!!! Он мёртв!.. Ты... ты убил его, ты убил его!!! Убийца... т-ты чудовище... чудовище!!!

Отползая от Люди это такие создания, в которых заключено и добро, и зло с самого начала. 7 страница Кирито, он поднялся на ноги с дрожащими коленями и вылетел в гостиную. Похоже, он убежал в коридор, поскольку его шаги унеслись по направлению к лестничной клетке.

У Юдзио уже не было ни одной идеи насчёт того, что теперь с ним будет или что ему теперь делать. Слишком много всего произошло подряд, и даже вырванный глаз казался мелкой проблемой.

Спустя некоторое время он вернул Синюю розу, что до сих пор сжимал в руке, обратно в ножны и каким-то образом смог подняться на ноги.

Первым делом он переглянулся с Кирито, и после единственного безмолвного кивка направился к Тейзе Люди это такие создания, в которых заключено и добро, и зло с самого начала. 7 страница, которая всё ещё сидела на кровати.

Но он остановился на полпути. Если подумать, он теперь преступник, нарушивший Индекс табу и отрубивший руку Ванбеллу. Для девушки, которая прожила каких-то шестнадцать лет, теперь он мог быть таким же омерзительным, как Райос... или даже более омерзительным.

Неспособный больше взглянуть ей в лицо Юдзио опустил своё и уже собрался пойти назад. Но он не успел сделать это, маленькая фигура подбежала к его груди и врезалась в неё с глухим звуком. Растрёпанные красные волосы захлестнули униформу Юдзио. Одновременно с этим дрожащий голос полился в его уши.

— Прости... прости меня, Юдзио-сэмпай... Это... это Люди это такие создания, в которых заключено и добро, и зло с самого начала. 7 страница всё из-за меня...

В ответ на это Юдзио рьяно замотал головой и прервал речи Тейзы.

— Вовсе нет, в этом нет твоей вины, Тейза. Я... просто не продумал всё как следует. Ты ни в чём не виновата, Тейза.

— Но... но...

— Чудесно, что вы обе не пострадали. Я тоже должен извиниться... прости, что заставил пройти через все эти ужасные вещи..., — когда он сказал это и неуклюже погладил её по голове, Тейза захныкала ещё сильнее. Рони прижалась лицом к груди Кирито и тоже плакала. Поднимая глаза, его партнёр слегка кивнул, когда их взгляды пересеклись.

Это случилось, когда Юдзио собрался кивнуть Люди это такие создания, в которых заключено и добро, и зло с самого начала. 7 страница в ответ. Лицо Кирито исказилось в гримасе, словно кто-то потянул его за волосы. Его глаза заметались влево и право, а потом задержались на потолке.

Эти чёрные глаза отчего-то широко распахнулись, и Юдзио проследил за его взглядом. И — он увидел это. Рядом с северо-восточным углом спальни у потолка зависло нечто, похожее на фиолетовую панель. Оно напоминало окно Стасии, но было куда больше, да к тому же было круглым. И из его глубин кто-то смотрел на комнату сверху... нет, на Юдзио и остальных. Было непонятно, мужчина это был или женщина, молодой человек или старик. На бледной коже виднелись глаза, походившие Люди это такие создания, в которых заключено и добро, и зло с самого начала. 7 страница на стеклянные шарики.

...Нечто из прошлого.

...Я уже видел этого человека где-то, много лет назад.

Пока интуиция Юдзио вещала ему, белое лицо открыло рот, который походил на бездонную яму. В тот миг Кирито, стоящий рядом с ним, прошептал невероятно мягким голосом:

— Не позволяй Рони и Тейзе услышать это.

Юдзио моментально обхватил голову Тейзы обеими руками, пока она продолжала рыдать. Кирито за миг до этого сделал то же самое, окутав голову Рони.

— Одиночная единица обнаружена. Отслеживается ID..., — раздался загадочный голос существа по ту сторону пурпурной панели, нет, окна. Строфы из священного ритуала — подумал он, но среди Люди это такие создания, в которых заключено и добро, и зло с самого начала. 7 страница прозвучавших слов не было ни одного, которое он учил на уроках. Лицо оставалось неподвижным в течение двух-трёх секунд, а потом. — Координаты зафиксированы. Доклад завершён.

Оно закрыло рот после таких финальных слов и исчезло без единого следа вместе с окном. Это был странный феномен, но рассудок Юдзио был слишком вымотан, чтобы снова удивляться или испытывать страх. Оставив объяснения на совести Кирито, он спокойно выпустил дыхание, которое перед этим задержал.

Буря за окном оставалась незамеченной, и в помещении было слышно лишь Рони с Тейзой, которые продолжали всхлипывать. Юдзио крепко держал своего камердинера, опуская взгляд с потолка на пол.

Тело Райоса Антиноса Люди это такие создания, в которых заключено и добро, и зло с самого начала. 7 страница с отрубленными по локоть руками лежало там, в дальнем углу. Это Кирито зарубил его, но Юдзио отрубил руку Ванбеллу, так что они одинаковы. Он припоминал крик Ванбелла, до сих пор отдающий в ушах.

Убийца... Чудовище!

Эти слова встречались в старых историях, что рассказывала им бабушка, и вместе со своими братьями он страшился их. Полулюди из страны тьмы не имеют никаких законов или табу и убивают даже себе подобных. Так говорила бабушка. Юдзио признал истинность тех баек, когда лично стал свидетелем событий в подземной пещере в горной гряде на Грани два года назад.

...Вот именно, теперь я такой же, как те гоблины Люди это такие создания, в которых заключено и добро, и зло с самого начала. 7 страница. Этот человек, Ванбелл Зизек, был моим товарищем в Академии мастеров меча; этот человек был ранен мной в порыве гнева.

В таком случае, чтобы доказать, что я хоть чем-то лучше гоблинов, не должен ли я сам себе воздать по заслугам? Разве есть у такого монстра как я право искать утешения в тепле тела Тейзы?..

Правое плечо Юдзио, который из последних сил терпел душевные муки, плотно прикрыв оставшийся левый глаз, было...

...крепко обхвачено рукой Кирито, подошедшим к нему. Глухое роптание раздалось вместе с этим.

Ты человек, Юдзио. Как и я... продолжать совершать ошибки, но не прекращать преодолевать Люди это такие создания, в которых заключено и добро, и зло с самого начала. 7 страница трудности в попытке отыскать среди них какой-то смысл. Вот что значит быть человеком.

Когда он услышал это, он почувствовал, как из левого глаза полилась тёплая жидкость. От мысли, что это могла быть кровь, что текла из правого глаза, Юдзио робко приподнял веко, и в свете настенной лампы заискрилось множество золотых частичек.

Эта жидкость была не кровью, а слезами. Они скатывались по его щеке и падали на волосы Тейзы, одна за другой. Спустя короткий промежуток времени Тейза нервно подняла лицо и взглянула на Юдзио. Её красные глаза, влажные от слёз, походили на осенние листья, смоченные утренней росой.

Девушка, что в этот Люди это такие создания, в которых заключено и добро, и зло с самого начала. 7 страница самый момент ещё являлась его камердинером, показала почти неразличимую улыбку, достала из кармана своей униформы носовой платочек и нежно прикоснулась им к щеке Юдзио. Она продолжала вытирать слёзы на его лице, что лились снова и снова, без остановки.

Глава 5

— ...Как это печально. В самом-то деле, — мягко проговорила комендант дортуара новичков Азурика и после короткой паузы для размышлений продолжила. — А ещё я была уверена, что вы двое станете представителями академии в этом году.

— Я планировал то же самое.

Он не был в силах подражать Кирито, который шёл впереди и говорил такие слова; а вот в его левом глазу Люди это такие создания, в которых заключено и добро, и зло с самого начала. 7 страница жгло всё сильнее и сильнее, и он выглядел смятённым.

Небо пятого месяца было абсолютно безоблачным, как будто буря разогнала все тучи прошлой ночью. Маленькие птички щебетали на ветвях деревьев, богато украшенных молодыми побегами. Было бы здорово прилечь на лужайке на центральной площади в такой день как сегодня — но Юдзио и Кирито больше никогда не представится шанс насладиться послеобеденной дремотой в этой академии.

Эти двое провели всю эту ночь за железной дверью — в подземной дисциплинарной камере главного административного здания академии. Эта камера была довольно чистой, несмотря на то, что ей едва пользовались с момента основания академии, и тамошние кровати Люди это такие создания, в которых заключено и добро, и зло с самого начала. 7 страница походили на кушетки в дортуаре для новичков. Но, как и ожидалось, Юдзио не смог заснуть даже на мгновение.

Кирито такой Кирито; всю ночь он пытался вылечить правый глаз Юдзио, который вывалился из его глазницы, с помощью священных умений, но остановка кровотечения вымотала его до предела, поскольку он обходился без реагентов. А дальнейшая регенерация органа это воистину сложный процесс. Почему вообще его глаз получил такие увечья, хотя внешне на него никто не воздействовал? Священная энергия была полностью выкачана из окружающего пространства попытками Кирито применить разнообразные заклинания, но даже при всей его прыти ему оставалось только сдаться.

Вскоре ночь подошла к концу, и Люди это такие создания, в которых заключено и добро, и зло с самого начала. 7 страница в узком окошке засияло утреннее солнце. Когда раздался колокол в 9:00 утра, замок на двери дисциплинарной камеры открылся. Он думал, что это имперский стражник явился за ними, но к удивлению в дверях показалась Азурика-сэнсэй из дортуара новичков — вот что произошло.

Женщина-инструктор, которая на вид доживала свой третий десяток, слегка сбросила напряжение от слов Кирито и повернулась к Юдзио. Её серо-голубые глаза напоминали отполированное лезвие меча и напоминали Юдзио сестру Азарию из церкви деревни Рулид, отчего он постоянно нервничал от её вида, но в этот особенный момент он продолжал смотреть ей в глаза, не отводя взгляд.

Комендант дортуара Люди это такие создания, в которых заключено и добро, и зло с самого начала. 7 страница Азурика собралась что-то сказать, но потом передумала и вместо этого достала какой-то предмет из кармана своего кителя. Это была маленькая светло-зелёная сфера. Она напоминала стеклянное украшение, но была чем-то другим. Это была кристаллизованная священная энергия, собранная с «четырёх священных цветков», выращиваемых на грядках в саду академии.

Комендант дортуара раздавила пальцами ценный предмет, что был в её левой руке, без колебаний. С быстро исчезающим звуком в воздухе заплясали мерцающие бусинки света. Даже не выждав паузу, она принялась зачитывать строки священного ритуала, направляя правую руку на раненый глаз Юдзио.

— System call. Generate luminous element…

Её Люди это такие создания, в которых заключено и добро, и зло с самого начала. 7 страница скорость воспевания была даже больше, чем у инструкторов священных искусств. Пока Юдзио и Кирито ошарашенно наблюдали за процессом, множество сложных пунктов священного текста слились воедино, и тёплый свет полился в рану в правом глазу Юдзио...

— Попробуй открыть глаз.

Он услышал этот шёпот и застенчиво поднял веко, которое было закрыто последние шестнадцать часов. Когда он сделал это, правая сторона его зрения вернулась к нему, как будто никуда не пропадала, что вызвало у Юдзио сильное удивление, почти сорвавшееся с его губ. Он озирался по сторонам бесчисленное количество раз, а когда вспомнил про этикет, низко поклонился.

— И-искренне вас благодарю, Азурика-сэнсэй Люди это такие создания, в которых заключено и добро, и зло с самого начала. 7 страница!

— Всё в порядке. Вместо этого... элитный мечник-стажёр Юдзио, и ты тоже, элитный мечник-стажёр Кирито. Я скажу вам кое-что, прежде чем передам в руки того, кто в вас заинтересовался, — мягко проговаривая это, комендант дортуара Азурика показала редкостное для себя сомнение, после чего положила свою правую руку на плечо Кирито, а левую на плечо Юдзио. — Теперь вас обоих будут судить за нарушение Индекса табу и причинение урона другим людям. Однако прошу, не забывайте. Что Индекс табу... нет, сама Церковь аксиом создана отнюдь не Богом, а людьми.

— Эээ... ч-что вы имеете в виду..? — на автомате спросил Юдзио.

Даже Люди это такие создания, в которых заключено и добро, и зло с самого начала. 7 страница ребёнок, не важно скольких лет, прекрасно знал, что мир был рождён богиней творения Стасией. И что Церковь, контролирующая весь Мир людей, тоже создана этой богиней.

— Пока что... я скажу лишь это. Но вы несомненно скоро поймёте. Правду, что скрывается за вуалью мироздания.

После этих слов комендант дортуара Азурика нахмурилась и прикрыла лишь правый глаз. Интуиция Юдзио нашептала ему, что она испытывает резкую боль.

— ...Элитный мечник-стажёр Юдзио. Ты разорвал печать, которую я не смогла. Раз так, ты несомненно должен попасть туда, куда не попала я... Верь своему мечу и своему другу, — кивнула она и повернулась к Кирито. — И ты Люди это такие создания, в которых заключено и добро, и зло с самого начала. 7 страница, элитный мечник-стажёр Кирито. Кто же ты на самом деле... даже я не смогла этого понять. Однако что-то несомненно произойдёт, когда ты достигнешь той башни. Отныне я буду молиться, чтобы свет озарял твой путь. Отныне и всегда.

Её слова для Кирито были куда запутаннее, но он, похоже, понял их смысл. Он кивнул ей в ответ, обхватил её руку, что была на его левом плече, и поднёс к своей груди.

— Спасибо вам, сэнсэй. Однажды я вернусь и встречусь с вами вновь. И мы сможем снова поговорить. О том, что вы так хотите знать, я расскажу вам всё, — закончив то, что Люди это такие создания, в которых заключено и добро, и зло с самого начала. 7 страница он должен был сказать, Кирито нежно хлопнул по руке Азурики, что была обхвачена его обеими руками. Комендант дортуара Азурика в удивлении прохлопала глазами множество раз, и на её лице заиграл румянец, хотя это могла быть игра солнечного света. Она еле заметно улыбнулась.

Кирито скорчил такое лицо, будто в тот момент кто-то потянул его за волосы, но Азурика не приметила этого. Она медленно высвободила правую руку из ладоней Кирито и убрала левую с плеча Юдзио.

— Что ж, тогда вперёд. Ваше сопровождение уже здесь.

Территория академии, где обычно суетились студенты, переходя из одной классной комнаты в другую, сегодня была тихой без единого Люди это такие создания, в которых заключено и добро, и зло с самого начала. 7 страница признака людей.

При этом Юдзио заметил нечто неожиданное на площади перед тренировочной площадкой и широко распахнул только что восстановленный глаз.

Гигантское живое существо, ярко сверкающее в свете Солуса, что щедро сочился с неба. Металлическая броня на груди и голове и естественные треугольные чешуйки, украшавшие всё тело, испускали серебристое свечение. Было очевидно даже без упоминания сложенных крыльев, походивших на высоченные шпили, или длинного хвоста, изгибающегося дугой, что это был летающий дракон. Погоняемый защитниками закона и порядка, Рыцарями всецелого, это величайшее священное животное было сильнейшим монстром всего Мира людей.

Похоже, наездника не было поблизости. Без следа сомнений от вида летающего дракона Люди это такие создания, в которых заключено и добро, и зло с самого начала. 7 страница, что взирал на них троих сверху, комендант дортуара Азурика направила Юдзио и Кирито к тренировочной площадке, а сама осталась стоять на месте.

Она посмотрела ещё раз на двоих, повернувшись боком, слегка кивнула и безмолвно развернулась спиной. Парочка глубоко поклонилась вслед Азурики, которая направилась в сторону дортуара для новичков. Лишь когда шаги стихли, они подняли голову и бросили взгляд на дракона, развернулись кругом и затопали к двери в тренировочную площадку.

— ...Раз это дракон... то нашим сопровождением будет Рыцарь Всецелого... я полагаю..., — в его бурчании чувствовалась дрожь, но его партнёр выпустил сквозь нос нечто вроде хмффф, как и всегда Люди это такие создания, в которых заключено и добро, и зло с самого начала. 7 страница, и его рука невольно протянулась к закрытой двери.

— Не узнаем, пока не увидим, — открыв большую дверь, он зашагал внутрь огромными шагами. Юдзио набрался храбрости и последовал за ним.

Внутри было сумрачно, наверно, из-за закрытого потолочного окна. Выложенная деревом арена и окружающие её зрительские места само собой были свободны от студентов и инструкторов.

На белой стене вдалеке перед ними была изображена гравюра, темой которой был миф начала времён, когда Три Богини изгнали тёмного бога Вектора. А прямо в центре огромной тренировочной площадки виднелся силуэт единственного человека, который рассматривал стену, повернувшись к ним спиной.

Однажды Юдзио уже видел Рыцаря Люди это такие создания, в которых заключено и добро, и зло с самого начала. 7 страница Церкви с такого близкого расстояния. Разумеется, речь идёт о моменте, когда была схвачена маленькая Алиса. Рыцарь Всецелого, назвавшийся как «Деусолберт Синтез Семь», обладал колоссальным телом, а ростом был под два мэру. Однако стоявший перед Юдзио человек был куда меньше того Рыцаря. Ростом он мог быть даже ниже Юдзио, но только если сильно присматриваться.

Голубая накидка, свисавшая с его плеч, была украшена знаком Церкви аксиом, комбинация из круга и креста. Однако больше всего в глаза бросались спускавшиеся прямо по накидке золотистые длинные волосы. Их цвет был даже более насыщенным, чем у Райоса, а их блеск походил на топлёное золото, даже в таком Люди это такие создания, в которых заключено и добро, и зло с самого начала. 7 страница приглушённом свете.

Фигура оставалась неподвижной, и Юдзио переглянулся с Кирито, прежде чем медленно пойти дальше. Пройдя прямо по тренировочной площадке, они остановились в пяти мэру от маленькой фигуры.

— ...Я из Северной Центории, Имперской Академии мастеров меча, элитный мечник-стажёр Юдзио.

Умудрившись произнести своё имя, не поперхнувшись, его партнёр выдал без промедления:

— Со мной то же самое, я Кирито.

В подобных ситуациях он сказал бы: «Хватит изворачиваться и представься как следует!», но в этот конкретный раз подобные мысли не закрались в его голову. И дело было не только в беспокойстве. Пока он рассматривал голубую накидку и золотые волосы, что Люди это такие создания, в которых заключено и добро, и зло с самого начала. 7 страница слегка колыхались на ветру, что просачивался в помещение через открытый позади них вход, в его груди зарождалось чудаковатое ощущение.

Где-то...

Эта помесь синего и золотого. Такое ощущение, что он уже видел это. Где-то, когда-то.

Сдавливающее напряжение через несколько секунд обратилось в шок, от которого могло остановиться его сердце.

— Единый регион Центория, Рыцарь Всецелого Церкви аксиом. Алиса Синтез Тридцать, — выдала своё имя рыцарь, всё ещё будучи повёрнутой к ним спиной. Он не мог спутать этот голос. Он слышал его каждый день на протяжении почти десяти лет с момента, когда в нём проснулось сознание.

И это имя. Фамилия звучала совсем Люди это такие создания, в которых заключено и добро, и зло с самого начала. 7 страница незнакомо, но имя он расслышал правильно. Алиса.

Это не могло быть каким-то совпадением. Юдзио сделал один-два вялых шага вперёд и бессвязно прошептал:

— ...Алиса..? Это ты..? Ты... Алиса..?

Похоже, Кирито бросился к нему с выставленной вперёд рукой, но Юдзио ускользнул и сделал ещё один шаг. Золотые волосы и накидка колыхались прямо перед его глазами, а в воздухе чувствовался неясный аромат. Это был нежный, памятный аромат, напоминающий собой цветущий сад, наполненный обильным солнечным светом. Аромат, что постоянно витал вокруг передника его давней подруги.

— Алиса...! — ещё один шаг. Отчётливо произнося её имя, Юдзио попытался коснуться правого плеча Рыцаря Всецелого. Развернувшись Люди это такие создания, в которых заключено и добро, и зло с самого начала. 7 страница к нему, Рыцарь поприветствовал его озорной, холодной и степенной улыбкой и...

Его намерение было прервано прочерченной вспышкой света.

Мощный удар прилетел в его правую щеку, и Юдзио беспомощно отлетел в сторону, распластавшись на полу тренировочной арены.

— Юдзио!

Кирито сразу помог ему приподняться, но Юдзио даже не понял этого, ошарашенно открыв глаза.

Рыцарь, всё ещё стоя к ним спиной, выставила правую руку горизонтально в сторону и сжимала в ней длинный меч, оказавшийся там незаметно для них. Однако он был не обнажён, а находился в позолоченных ножнах. Рыцарь выхватила их с пояса и врезала ими по щеке Юдзио.

Плавно Люди это такие создания, в которых заключено и добро, и зло с самого начала. 7 страница опустив меч, Рыцарь Всецелого заговорила.

— ...Будьте осторожны в своих словах и действиях. Я наделена правом лишить вас семидесяти процентов ваших Жизней. В следующий раз, когда попытаешься без дозволения коснуться меня, твоя рука будет отрублена, — проинформировав их холодным и суровым голосом, подобным растаявшему льду, Рыцарь наконец повернулась к ним.

— Алиса..., — Юдзио не смог удержаться и ещё раз произнёс это имя.

Рыцарь Всецелого, обладающий золотым мечом, был тем самым человеком, которого забрали из деревни Рулид восемь лет назад; подруга детства Юдзио, дочь главы деревни Гасуфта и сестра Селки, Алиса Щуберг — эта подросшая девушка не могла быть кем-то другим.

Её Люди это такие создания, в которых заключено и добро, и зло с самого начала. 7 страница одеяние, очевидно, было уже другим. Её грудь, плечи и талия были покрыты лёгкой бронёй с нанесёнными на неё узорами, и подол её длинной одежды даже мог достичь стоп. Но он не мог ошибиться в её лице.

Эти блестящие золотистые волосы без единой складки. Чистая белая кожа на невинном личике. И помимо всего этого, её неописуемые тёмно-синие глаза, смотрящие слегка свысока, каких Юдзио не видел больше ни у кого, даже оказавшись в столице.

Однако свет, окутывающий её глаза, отличался от того, который пребывал в его памяти. В нём не осталось искорки, преисполненной любопытством, которая была в ней во время Люди это такие создания, в которых заключено и добро, и зло с самого начала. 7 страница жизни в деревне Рулид, и Юдзио видел лишь холодный взгляд, сконцентрированный на нём, свалившемся на пол.

Её губы цвета цветущей вишни задвигались, и снова послышался прекрасный, но ледяной голос.

— А? Я планировала уменьшить твою Жизнь на тридцать процентов, но сделала это лишь наполовину. Если ты смог выдержать такой удар лишь за счёт тренированного тела, это может быть доказательством твоего статуса элитного мечника... или лучше сказать, статуса преступника, совершившего гнусное преступление и убившего человека, да?

Её манера речи ясно указывала на то, что она в этот самый момент видела «окно» Юдзио, хоть и не проделала никаких движений рукой, но мыслям Юдзио Люди это такие создания, в которых заключено и добро, и зло с самого начала. 7 страница было совсем не до таких выводов.

Он совершенно не хотел признавать, что в его уши прилетают подобные слова. Не может такого быть, чтобы нежная Алиса могла произнести подобные речи. Нет, ещё до этого, он не мог поверить, что Алиса могла оставаться безразличной, увидев его, и даже беспощадно врезала ему по щеке. И что самое главное, она предстала перед ним в образе Рыцаря Всецелого.



А вот когда он проигнорировал предупреждение и попытался снова позвать её.

Кирито коротко прошептал рядом с его ухом:

— Этот рыцарь — это та Алиса, которую ты искал, да? — голос его партнёра был предельно спокойным несмотря на эту ситуацию, и Люди это такие создания, в которых заключено и добро, и зло с самого начала. 7 страница каким-то образом Юдзио смог вернуть своё самообладание. После форсированного короткого кивка он продолжил шептать. — ...Пока что следуй её инструкциям. Даже если мы попадём в Центральный собор в качестве преступников, у нас будет шанс лучше понять сложившуюся ситуацию.

Попасть... в Собор.

Юдзио наконец понял это, когда Кирито указал ему. Именно этого он желал; хоть это и не благодаря победе и продвижению в Имперском турнире и Турнире Союза империй, не благодаря назначению на должность Рыцаря Всецелого, нарушение Индекса табу привело к тому, что они достигнут свей цели на год раньше запланированного.

Войти в Центральный собор и встретиться с Алисой Люди это такие создания, в которых заключено и добро, и зло с самого начала. 7 страница. Такова была конечная цель Юдзио. Порядок изменился, и Юдзио не понимал причины, по которой Алиса строит из себя совершенно другого человека под видом Рыцаря Всецелого, но по крайней мере он добился половины от намеченного к этому самому моменту. Раз так, то он несомненно найдёт объяснение этому, оказавшись в Центральном соборе. Найдёт способ вернуть Алису в её изначальное состояние.

Как раз когда Юдзио вернул самообладание, Рыцарь Алиса вернула свой меч на левую сторону талии. Её накидка колыхнулась, она развернулась и направилась к большой двери.

— Встать и следовать за мной.

Больше не оставалось варианта не подчиниться её инструкциям. Поднявшись на ноги с Люди это такие создания, в которых заключено и добро, и зло с самого начала. 7 страница помощью Кирито, Юдзио молча последовал за ней.

Покинув тренировочную площадку, Алиса сразу направилась к летающему дракону, что ожидал на площади, и правой рукой мягко похлопала по его внушительной морде. Продолжая это делать, она извлекла из грузового отделения, устроенного за седлом, странное приспособление.

Оно представляло собой три толстых кожаных ремня, соединённых цепью — приспособление для ограничения движений. Точно такое же, каким заковали маленькую Алису восемь лет назад.

Приблизившись к Кирито и Юдзио с таким приспособлением в каждой руке, она заставила их встать прямо и холодно заявила. Этот голос был намного тише голоса Райоса, когда тот грозился отрубить голову Люди это такие создания, в которых заключено и добро, и зло с самого начала. 7 страница Юдзио, но он оказывал величественный эффект, как будто принадлежал самому посланцу Бога.

— Элитный мечник-стажёр Юдзио. Элитный мечник-стажёр Кирито. Вы оба будете арестованы, заключены под стражу, допрошены и в последующие дни наказаны.

Оковы обвились вокруг оцепеневших тел парочки. Их руки, грудь и талия оказались плотно обхвачены кожаными ремнями, полностью лишая возможности двигаться.

Схватившись за цепи, тянущиеся из спин парней, Алиса вернулась к дракону и разом прицепила их к зажимам на ногах священного животного. Таким образом, Кирито был прицеплен к правой ноге дракона, а Юдзио к левой.


documentanzxtxx.html
documentanzybif.html
documentanzyisn.html
documentanzyqcv.html
documentanzyxnd.html
Документ Люди это такие создания, в которых заключено и добро, и зло с самого начала. 7 страница